Takeo DA-5
Я дошел до последних ступеней, перешагнул и пошел дальше, а они думали - что я присяду на них отдохнуть Ф.Ницше
Снайпер

В произведениях массовой культуры персонажи-снайперы обычно делятся на два подтипа:

«Добрый» снайпер — член команды героев, дружелюбный обаятельный парень, который, за исключением того времени, когда сносит метким выстрелом головы врагам, в целом является совершенно нормальным, милым человеком. Обычно является идеологически мотивированным, искренне верит в своё предназначение и в то, что делает хорошее дело. Эталонный пример — снайпер из «Спасти рядового Райана», считающий себя «рукой господа».
«Безжалостный» снайпер — хладнокровная, безэмоциональная и безжалостная машина смерти, способная часами терпеливо выслеживать врага. Хотя по образу действий это ближе к тому, как работает снайпер в реальной жизни, в произведениях такой персонаж чаще оказывается на стороне злодеев. Если всё же он на стороне «хороших», то будет держаться особняком, молчать и не показывать эмоций. В то время как «добрый» снайпер чаще встречается в команде, этот преимущественно работает в одиночку.



Снайпер — мастер точной стрельбы, зачастую еще и на большие расстояния. Не обязательно из винтовки, в российской и советской армии есть термин «лётчик-снайпер»[1], в западных армия был и термин «танкист-снайпер», знакомый всем любителям World of Tanks.
Из-за особенностей русского языка в нем нет разделения на marksman (соответствует пехотному снайперу) и sniper (собственно, «классический» снайпер).

Первые обычно служат в армии и представляют собой солдатика, которому волевым усилием командира выдали винтовку поддержки пехотного отделения (она же марсксманская винтовка aka DMR, в российской армии это СВД, в США — различные версии M14 и длинноствольные версии штурмовых винтовок) и отправили на стрельбище стрелять по вылезающим из земли фигурам «Пулеметчик с вторым номером». Уверенно работают на дистанции до 800 метров, не обладают навыками маскировки и автономной работы в тылу противника. Являются постоянной частью подразделения, работают в команде, основное предназначение — ведение огня на дистанции, недоступной для остальных членов отряда. Винтовка обычно полуавтоматическая (реже — с возможностью ведения автоматического огня на случай близкого контакта), что нивелирует цену промаха.

Вторые — это хладнокровные убийцы, мастера маскировки и точной стрельбы, служат в разведке, армейском или полицейском спецназе, на гражданке или бывают крутыми охотниками, или работают по найму. Вопреки стереотипам, в жизни снайперы обычно работают двойками — снайпер и наводчик[2]. Обычно вооружен высокоточной снайперской винтовкой с продольно-скользящим затвором (реже — самозарядной, ибо точность ниже) либо под специальный снайперский патрон (вроде .338 Lapua), либо под патрон от крупнокалиберного пулемета (.50 BMG/12,7×108 мм, используются специальные патроны с повышенной кучностью). Считается очень крутым, так как может являть собой армию из одного человека и в одиночку деморализовать целое соединение противника так, что они будут бояться голову поднять.
В фентези, которое доросло до огнестрела, снайпер обычно носит длинный карамультук с массивным прицелом-трубой или набором линз на креплениях. Стереотипно является гномом. Если фентези не доросло до огнестрела, то роль снайперов исполняют следопыты, «укладывающие стрелу оленю в глаз с 200 шагов».

Профессия снайпера — это не только стрелять далеко и метко, как некоторые думают[4]; это умение спрятаться, дождаться нужного момента и сделать один выстрел, после чего сменить позицию, потому что снайпер, «спаливший» свою позицию, — это мертвый снайпер. «Война — это не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает», как говорил старшина Васков. В снайперском деле существует масса тонкостей:

Выбор позиции.
Позиция должна давать хороший обзор, должна иметь место для отхода[5], солнце должно светить в спину[6] и прочие мелочи.

Математика стрельбы.

Перед выстрелом выполняется целый комплекс вычислений. Поправка на расстояние, на вращение пули, на ветер, на разницу температур в воздушных слоях[7]. На больших расстояниях вступает в действие Кориолисова сила, которую приходится учитывать снайперам-крупнокалиберщикам.

Маскировка.

Один из самых важных аспектов. Снайпер должен обладать крайне богатой фантазией, потому что шаблонность действий ведет к смерти. Главное правило — люди не видят то, чего не хотят видеть. Во время ВМВ один немецкий снайпер вырыл позицию под разлагающимся трупом лошади, во время Чеченской войны в Грозном снайпера маскировались по кучу мусора. При этом нужно маскировать звук выстрела[8] и пороховые газы. Часто снайперы готовят несколько позиций, в том числе и обманную, которая сделана с маленькой толикой небрежности и на которую отвлечется враг.

Обманки для врага.

Самый опасный враг снайпера — это другой снайпер, но чтобы его найти, желательно спровоцировать врага на выстрел. С этой целью применяются разные уловки, от банальной каски на палочке до сложных манекенов, которые курят сигареты через специальную трубочку. Впрочем, обычные солдаты тоже не любят умирать, поэтому иногда снайперы ночью раскидывают по нейтральной полосе разные ценные вещи (70 лет назад это были часы, сейчас любят раскидывать сломанные прицелы). Всегда найдётся любитель халявы, готовый рискнуть жизнью ради этого и выползти на простреливаемую местность. Отдельной категорией идут разные тряпочки и веревочки возле позиций врага — они помогают четко определить скорость и направление ветра. Именно поэтому снайперы до зубовного скрежета ненавидят развешенную для просушки одежду на передовой.

Контроль собственной физиологии.

Сердцебиение, дыхание, микроскопические подрагивания мышц, замыливание зрения, уровень волнения — на точность выстрела влияет всё. Раньше снайперы использовали подручные вещества: морковку со сметаной или маслом для глаз (каротин не растворяется в воде, но растворяются в жире), кусочек сахара-рафинада и капля лимонного сока (на 10-15 минуты повышают остроту зрения), настои на травах для успокоения. Сейчас в дело вступили продукты фармацевтики. В фантастике любят использовать генетическое вмешательство, в результате чего снайпера будущего не дышат, у них не бьется сердце, а глаз видит спичечный коробок на расстоянии километра.

Характер.

Снайпер должен быть прирожденным охотником на самую опасную дичь на планете Земля — человека. Снайпер видит убитых им врагов, это не артиллерист, который посылает снаряды за десяток километров. Снайпер должен вести себя хладнокровно и расчетливо, он должен быть равнодушен и циничен, лишние эмоции ему только мешают. Идёт группа солдат, есть возможность для одного выстрела, после которого противник разбежится по укрытиям. Куда нужно стрелять: в голову или в сердце? Правильный ответ — в живот. Раненый будет вопить и корчиться на земле, кто-нибудь захочет его спасти и подставится под пулю. А если не подставится, то крики умирающего деморализируют людей надолго. Другой пример: снайпер ведёт снайперскую дуэль, засек врага и выстрелил. Надо ли проконтролировать выстрел? Нет, это может быть обманка. После выстрела — голову в землю и аккуратно отползти, немало любопытных снайперов отправилось домой в гробах. Профессиональная деформация снайперов доходит до того, что они практически перестают выказывать эмоции. По воспоминаниям диверсантов времен ВМВ, только снайперы спали в самолётах перед заброской в тыл — остальным мандраж не позволял.

Всё это жизненно важные навыки, от которых прямо зависит крутость снайпера, но которые обычно обходят стороне в искусстве. Кому интересно читать или смотреть, как снайпер сутки лежит в своей «норе», высчитывая при этом по сложным формулам расстояние до ориентиров? Кому интересно видеть хладнокровного социопата на нашей, «хорошей» стороне?

Первая и вторая мировые войны

Тем временем армии насыщаются оружием. На передовой появляются пуле-, мино-, огне- и гранатомёты, корректировщики артиллерии и авиации, радисты; растёт ценность младшего командира — перед боем он изучил данные нескольких видов разведки, ему спустили сверху важные указания, а в бою он находится на передовой и держит связь с командирами нескольких родов войск. Армия превращается в систему из многих взаимосвязанных элементов. И вот теперь-то понадобились люди, которые, не будучи заметной целью сами, могут без особых материальных затрат находить и убивать бойцов с особо смертоносным оружием или важных в организации боя людей. Позиционная война Первой Мировой только закрепила это. Когда, кроме стрельбы из окопа в окоп, заняться нечем, снайперы выходят на первый план и набивают огромные счета[11].↑ И получают закономерную ненависть своих и чужих. Снайперов не берут в плен, а если и берут, то стараются калечить им руки, чтобы они не вернулись к своему смертоносному занятию после обмена пленными
Вторая мировая же породила тысячи легендарных снайперов. Симо Хайха, Василий Зайцев, Людмила Павличенко, Матиас Хетценауер — это только небольшой перечень имён. Именно эта война окончательно вобрала и закрепила методы ведения снайперской войны; с тех пор ничего кардинально нового не придумали, только развивали имеющееся.


Послевоенная эпоха


Не принеся ничего кардинально нового, кроме улучшения винтовок и прицелов, именно эта эпоха породила множество легендарных западных снайперов. Американские снайперы не особо отличились во ВМВ, зато их было полно во Вьетнаме, Ираке и Афганистане.
Особо стоить отметить появление крупнокалиберных винтовок, из которых международный контингент в Афганистане любит ставить рекорды по дальности результативных выстрелов. Норвежцы, британцы, канадцы, новозеландцы и американцы отмечены попаданиями на дальности больше 1000 метров. На дальности свыше 2000 метров зафиксированы попадания: одного американца (оружие — Barrett M82A1, 2150 метров), двух канадцев (McMillan Tac-50, 2310 и 2430 метров) и британец (Accuracy International L115A3, 2475 метров, но многие сомневаются в правдивости заявления). Есть, правда, нюанс. С появлением баллистических вычислителей, автоматически рассчитывающих поправки с учетом десятка-другого факторов, «дальние» выстрелы на дистанции 1000+ метров перестали быть чем-то из ряда вон. Во время Второй мировой же, когда единственным компьютером был глазомер самого стрелка, даже 800—900 метров считались очень большой дистанцией.

тут

@темы: статьи